17:21 

Mari92
03.01.2012 в 17:22
Пишет .Ника:

Фанфик
Название: Кошмар. Часть 4. Белый клоун.
Автор: .Ника (l-iagami@yandex.ru)
Бета: не существует.
Фендом: Bleach
Жанр: мм, романс наверное
Персонажи/пары: Ичиго/Хичиго, Ишшин и Масаки, Зангецу и Тенса
Рейтинг: R
Предупреждения: графических описаний убийств вроде не предвидится. Разве что больная фантазия автора. А не простите: AU, OOC, забыла.
И да: я знаю, что мимы выступают без масок, только с гримом, но мой мим – особенный.
Дисклеймер: все не мое, мой только кактус больной фантазии в мозгу
Содержание: Но в час, когда полночь погасит краски, бывший Пьеро поменяет маску, новый из тех, кто над ним смеялся, превратится в гной. Клоун не зря помнит эти лица, вечером – шут, а теперь – убийца. (с) Агата Кристи – Вива Кальман
Статус: закончен
Размещение: только с разрешения автора.
Размер: мини
От автора: эм.. в общем писалось в подарок на День Рождения Ichigo K., но увы тогда у меня банально не хватило времени и я забыла о фике. Так что это вполне можно посчитать подарком на НГ. Прошу простить меня и не бить сильно.
PS: Ичиго, я не претендую на то, что тебе понравится. Но надеюсь на это.
Читать желательно под:

- Антррракт!
Швейцар смешно рычит, выкрикивая в зал это слово. Маленький Ичиго крадется между сиденьями, стараясь, чтобы никто не увидел. В первом отделении он увидел ужасающе красивого и страшного юношу. Отец сказал что это «белый клоун» и сделал при этом страшные глаза. Все испугались, когда на алой ткани манежа внезапно расплылось белое пятно, а потом сложилось в тонкого, гибкого, изломанного во все стороны человечка. Человечек шутил, смеялся, улыбался, но прозрачно-желтые глаза оставались глазами разъяренного зверя. Ичиго как никто другой умел читать по глазам. Дети вообще до определенного возраста максимально правдивы и логичны. Они видят то, чего не видят взрослые. И понимают намного больше, чем люди прожившие жизнь.
Ичиго бегом пересекает узкие коридорчики, полагаясь на слабый голосок внутри себя. Повсюду пахнет сеном, пылью, лошадьми и скисшей кровью, как от коленок, когда их разобьешь об асфальт, и кровь начинает подсыхать. Ребенок ужом проскальзывает мимо клеток с тиграми и львами, минуя огромного спящего слона, подбегая к дверям маленькой клетушки, на дверях которой косыми иероглифами выведено: «Гримерная». Не стучась, Ичиго тянет на себя дверь и входит внутрь. Внутри пусто, только горит лампочка, освещая узенькую комнатку. Мальчик подходит к зеркалу и морщится, смотря на себя: рыжие волосы торчат неприглядными вихрами, карие глаза смотрят вразлет, на скуластом остреньком личике россыпь веснушек. Заслышав голоса, он прячется за пыльной портьерой. Кажется, в комнату входят двое…
***
- Это немыслимо! Уже третий раз за этот месяц! Третий раз к нам приходят из полиции, говоря о том, что тебя подозревают в убийстве, но прямых улик у них нет! Возмутительно! Ты сейчас же соберешься и…
- И что?.. – бледный, как смерть, юноша молниеносно оборачивается, нависая над пухленьким, как колобок, директором цирка. – Ну, продолжай! Ты, наверное, хочешь сказать, чтобы я собирал манатки и валил отсюда к чертовой матери? Так я не прочь. Но кто будет поддерживать славу твоей дрянной труппы? Полудохлый слон? Скучные штангисты? Семья карликов-извращенцев? - директор пятится к стенке, а парень жутко скалится на него сквозь белоснежный грим с грязными натеками туши. – Ты прекрасно знаешь, что кроме меня твой цирк держится только на малыше Тенсе, изредка выступающем со мной, и на старике Зангецу, который пишет для всех номера. И заметь: их привел с собой я! Уйду я – уйдут они и твой цирк умрет.
Директор закрывает лицо, признавая свое поражение. И верно, маленький наглец абсолютно прав. А ведь когда-то цирк господина Цукермана был известен по всему миру!!! Мужчина устало машет рукой, и уже выходя, тихо произносит:
- Была бы жива мать!
Лицо «белого клоуна» искажается в гримасе адского гнева и в уже захлопнувшуюся дверь летит кинжал. Юноша подходит к двери и вытаскивает оружие, проводя пальцем по лезвию.
- Прости меня, прости, я больше не буду тобой кидаться, - он прижимает стальное лезвие к своей щеке, баюкая словно ребенка, - Ах, милая, потерпи, скоро ты разгуляешься, уже две недели я не давал тебе выхода, но скоро… О, малышка, скоро мы напьемся вволю крови этих животных.
Ичиго стоит, боясь пошевельнуться за портьерой. Но с детства он неуклюж и поэтому попытка передвинуться дальше оборачивается трагедией: он наступает на полу портьеры и с визгом та падает с гардины, являя собой перепачканного в пыли ребенка. Клоун поднимается со своего пуфика и подходит к мальчику.
- Ты кто? Как ты сюда попал? – свистящий голос наполнен яростью и слепым гневом.
Ичиго в ужасе закрывает лицо ладонями, коленки дрожат и ему хочется разреветься, но он напоминает себе, что он уже взрослый! Ему целых 10 лет!
- Я… Я Ичиго.
Проходит секунда, две, три и клоун разражается громким дьявольским смехом.
- Вот так сюрприз. Клубничка посреди зимы, - парень скалится, поигрывая кинжалом. – И что же мне с тобой сделать?
От страха кружится голова, и ноги немеют, когда парень в гриме присаживается перед ним на корточки. Ичиго старается смотреть прямо в глаза парню, но в итоге уплывающее сознание решает за него и мальчик проваливается в спасительную темноту.
***
Хичиго удивленно смотрел на ребенка перед ним. Да, многие плакали, кто-то кричал, кто-то звал отца и мать, а этот он просто прямо смотрел в глаза клоуна, хотя ноги дрожали от страха. А потом он просто рухнул в обморок. Парень поморщился: ну вот опять… опять память стирать, родителям память менять. Да ну к чертям. Взял ребенка на руки и вздохнул: придется отнести в зал. Посмотрел на лицо и не удержался, мягко коснулся губами губ, стирая память. «Так уж и быть, забудь меня малыш. А в груди чувство, будто от себя кусок отрываю…» тоскливо подумал клоун, выходя из своей каморки.
***
Очнулся Ичиго от причитаний мамы. Поморщился.
- Мама я ведь уже большой!
Огляделся: клоуна нигде не было. Опасливо посмотрел на мать и отца, но нет, те были спокойны, разве что мама волновалась, что её сын без спросу побежал за клоуном. Остаток представления Ичиго весь извертелся, ожидая выхода парня, но больше его не было. Мальчик лишь изредка вспоминал ощущение чего-то теплого на своих губах, в смятении ощущая, как щеки начинают гореть.
После, придя домой, он долго не мог успокоиться, ел вяло и без аппетита, на что Ишшин и Масаки только головами качали. Рано забрался к себе в постель, смотря в окно на бледную ухмыляющуюся луну. Уже под утро мальчишку сморил сон, и он не увидел, как в окно просунулась белая рука с темными от лака и крови ногтями и оставила на его подушке черную розу.
***
«Педофил несчастный, придурок чокнутый, лошадь сбрендившая!» Хичиго костерил себя всеми словами на свете, убегая от дома Ичиго. И что ему понадобилось дарить мальчишке разнесчастную розу? Но нет же, интуиция, твою ж мать. Плюнув на все, Хичиго бегом пересек темный переулок, доставая кинжал. Сегодня его любимая Гетсуга напьется крови вволю. «Это просто нервы, я перенервничал из-за визита копов и из-за этих ублюдков смеющихся надо мной. Ненавижу свой шутовской колпак! Ненавижу! Чтоб вы все сдохли!» Хичиго бездумно выследил одного холеного борова, с глазками заплывшими похотью и жиром, который громче всех хохотал на первом ряду перед ним.
Нельзя смеяться, глядя прямо в глаза шуту! Иначе он посмеется над твоим трупом. Это Хичиго затвердил себе как истину, произнесенную когда-то вечно пьяной матерью. Он любил её, любил свою мать, хоть она и била его в пьяном угаре. Но он помнил и ласки, и поцелуи, и дрожащие слова постыдных извинений после.
Кинжал бесшумно вошел в спину борова, оглушенного пятью секундами ранее ударом кулака шута. Да он хрупкий на вид, но сильнее, даже чем цирковой силач Ямми, которого он укладывал одной левой. Хичиго провел кинжал по щекам мужика, растягивая губы в вечную улыбку. За это его прозвали новым Джокером из американского комикса. Но нет, Хичиго не стремился к дешевым фокусам с картами-бомбами или простым разрезанием щек. На спине каждого трупа он чертил свое кровавое: Viva Kalman! и скрывался с места преступления, унося из каждого убитого сердце. Его он кидал на корм крокодилу из их цирка, с безумным наслаждением следя за тем, как стареющий хищник медленно пережевывает уже мертвую плоть, как жилы застревают в его зубах, как он облизывает пасть красную от теплой крови. Потом Хичиго шел к белому волку в вольер. Как ни бесшумно двигался парень по цирку, но Гин (так звали волка) всегда чуял его и поднимался, радостно виляя хвостом и скаля клыки. Вообще волк больше походил на кицуне из древних легенд, но об этом знал только Хичиго, а все остальные даже не подозревали об этом. Гин с порога вольера набрасывался на Хичиго, уваливая того на солому, покрывавшую весь пол, слизывая засохшую кровь с ладоней парнишки. Потом они долго лежали, обнявшись, и под конец Хичиго засыпал, обнимая волка. Утром его забирал из вольера старик Зангецу и относил в гримерную «белого клоуна». Снимал с того одежду и стирал, с каждым разом все больше сил прикладывая чтобы вывести с белого костюма кровавые капли, а малыш Тенса молча, с брезгливой сосредоточенностью, убирал остатки свернувшейся крови с заусенцев и из-под ногтей.
Кроме Зангецу и Тенсы у Хичиго не было никого. Они познакомились когда-то давно: разбитной дед-писатель, его внук-карманник и клоун-убийца. Нанялись в цирк к Цукерману и с их приходом труппа неожиданно расцвела. После первого убийства Хичиго с мрачной решительностью ждал, что и старик и малыш откажутся от него, но Зангецу лишь, молча, врезал Хичу по затылку и забрал в стирку белый костюм.
***
Прошло около пяти лет, и Хичиго вместе со своими друзьями ушел из цирка Цукермана, прихватив с собой Гина. Ему неожиданно повезло: он смог сдать экзамены и поступить в театральный университет. Он прекратил убивать, став мимом. Теперь он убивал не кинжалом, а действиями. Каждое его представление было криком души, который убивал в людях все чувства кроме одного: чувства боли. Старик Зангецу подрабатывал тем, что изредка читал лекции по актерскому мастерству в университете Хичиго. Старик как оказалось был неплохим лектором, ну а Тенсу они чуть ли не пинками загнали в школу. Особенно постарался Хичиго. Угрожая Гетсугой, которую постоянно носил с собой, но уже для мирных целей: срезать цветок или ветку, чтобы с поклоном протянуть её девушке или парню, он сказал Тенсе одно единственное: «Ты хочешь быть таким же, как я?»
Это стало решающим аргументом, и малыш рьяно взялся за учебу. Пять лет прошли в полном спокойствии. Хичиго лишь изредка вспоминал о рыжике и иногда в память о себе подбрасывал розы в его окно. Пять лет мира были сломаны одним весенним вечером, когда Хичиго встретил рыжего лицом к лицу на городской площади. Лишь выдержка и маска мима смогли помочь ему не выдать своего болезненного восхищения и злости. Ичиго прошел мимо, даже не заметив мима изогнувшегося в поклоне перед ним. Хичиго пришел домой в дурном расположении духа и даже Гин, спавший с ним в эту ночь, не смог развеять своей игрой его досаду и уныние.
***
- Сегодня после уроков вы все идете в актовый зал. Особенно те, кто собрался после школы в театральное: приедет известный мим и будет показывать свое искусство.
Старшеклассники недовольно забурчали, но послушались классного руководителя. Отзвенел звонок, возвещающий о конце урока литературы и недовольно гудя, подростки потихоньку начали стекаться в актовый зал. Ичиго уселся на второй ряд, доставая книгу и полностью утыкаясь в нее. Ему было глубоко начхать на мима, но домой не хотелось, а потому он тянул время. Когда свет в зале погас, а на сцену внезапно выскочил гибкий человек в полностью белом одеянии и маске, Ичиго чертыхнулся, закрывая книгу. Посмотрев на сцену, он обомлел: БЕЛЫЙ КЛОУН! Кошмар его ночей. Он изменился, но блеск бледно-желтых глаз Ичиго забыть не смог. И руки…эти руки с черными ногтями и пальцами, будто обагренными кровью, невозможно было забыть.
Мим тоже узнал его и, переместившись со сцены, вытащил упирающегося подростка на сцену. А затем… затем он начал свое представление. На еще нескольких добровольцах из зала он показал маленького мальчика, стоящего перед ужасным чудовищем с маской клоуна. Мим склонился над юношей, играющего неподвижного ребенка, и еле-еле коснулся его губ своими губами маски. Ичиго похолодел: значит, это было тогда правдой!
А мим продолжал свое представление. Он показывал, как убийца ищет свою жертву. Как клоун крадет розу с прилавка и вползает в окно.
Игра ладонями и вот уже сердце мима будто катится к ногам спящего мальчика. Вздох, рваный безмолвный крик и мим падает на сцену, а роза вылетает из его руки и падает прямо под ноги…Ичиго.
Тишина взрывается аплодисментами пока мим встает и жестом просит остаться на местах. Он усаживает Ичиго на сиденье в первом ряду и достает свой плеер и подсоединяет к нему небольшие колонки. Начинает играть музыка…
***

Вздох, шаг. Вздох, шаг, еще шаг. Останавливаюсь. Склоняюсь, полностью садясь на пол. С первыми словами начинаю раскрываться как цветок. Тело уже болит, но ради карих глаз с теплыми искорками я готов терпеть любую боль. И-чи-го. Имя ударяется с первыми отчаянными нотками в голосе певца. Гнусь, словно сломанная ветка на ветру, раскрывая свою гниющую, кровоточащую душу. Выплескиваю из себя боль в пространство, не произнося ни звука. Глаза закрыты, пока тело выполняет привычные ломания рук и ног. Мое сердце стучит рваными рывками, и я понимаю, что этот танец с клинком смерти, я, скорее всего, проиграю. Постыдно будет умереть вот так, когда я нашел тебя, Ичиго. Срываю маску, в последнем вздохе ладонями как бы выбрасывая свое сердце ему под ноги, второй раз за этот сумасшедший вечер. Обессилено шепчу, последнее слово и растягиваюсь на сцене, под зал взрывающийся аплодисментами. Стараюсь успокоить бешеное сердце, зло ухмыляясь самому себе. Вскоре в зале наступает тишина. Все ушли. И он ушел… С бессильной яростью бью кулаком по доскам.
***
Сижу с раскрытым ртом, наблюдая за безжизненным телом. Признаниями мимов не разбрасываются, пусть даже этот мим и серийный убийца, когда-то в детстве напугавший тебя взглядом. Губы до сих пор шепчут непонятное слово: Zusammen. Кажется, это был немецкий. Поднимаюсь, осторожно проходя на сцену и поднимая его голову.
- Пить, - хрипит сорванным голосом.
Подаю ему бутылку воды со столика, и он жадно пьет, а его сердце бьется как ненормальное под моей ладонью. Откинувшись на пол, он жадно глотает воздух, в попытках успокоиться и постепенно ему это удается. Надо же, даже беззвучным криком можно сорвать голос…
- Клубничка, - мим хохочет, видимо вспомнив первую нашу встречу.
- Белый клоун, - со страхом отвечаю я.
Он поднимается и собирает сумку. С сожалением проводит пальцем по краю расколотой маски.
- Жаль, это была моя любимая… Как ты заметил, я необычный мим. И часто я выступаю в маске.
Он выходит из зала, а я стою как дурак с отобранной у него маской. Чертыхнувшись, забираю свою сумку и догоняю его уже на выходе из школы. Смело беру за руку и тяну на себя, касаясь губами его губ.
- Возвращаю пятилетний долг, - углубляю поцелуй с тихим смешком, - с процентами!
***
Мне хорошо, тепло и спокойно. Я по-прежнему живу в своем доме с Зангецу, Тенсой и Гином, но теперь ко мне часто заходит Ичиго. С Гином они друг друга невзлюбили с первых минут и теперь частенько борются за место около меня на моей кровати, хотя там вполне хватит места для них обоих. Я по-прежнему мим, но теперь я…мм… как бы успокоился. Простите за бессвязный рассказ, но меня переполняют эмоции. Безумный маньяк исчез, оставшись в прошлом вместе с испуганным мальчишкой в гримерке «белого клоуна». Полиция так и не смогла связать «клоуна» с серией убийств, но мне это только на руку. Я имею право жить не оглядываясь, любить не боясь.
Сколько раз мы ссорились с Ичиго не передать словами. И каждый раз ссора гасилась яростными поцелуями. Это единственное что я себе позволяю с ним, хотя он давно хочет большего, но я понимаю, что он не готов. Сегодня день сдачи его последнего экзамена. У нас уже давно все готово для встречи Ичиго. Зангецу наготовил всяких вкусностей, Тенса кучу приятных безделушек в подарок от себя: у малыша дар к хэндмейду. От меня же Ичиго ожидает особый подарок.
Спустя два часа, мы отмечаем успешно сданный экзамен. Изредка я сжимаю ладонь рыжего в своей, отмечая как нетерпеливо дергаются его колени, как судорожно он закусывает губы. Чуть ли не бегом мы поднимаемся в мою комнату, и я закрываю дверь. Пока наливаю в бокалы вино, мои руки дрожат. Оборачиваюсь и благодарю свою выдержку за то, что она не дает мне выронить бокалы из рук. Ичиго с влажными обкусанными губами, голым торсом и похотливым взглядом еще то зрелище. Не знаю, как меня хватает на то, чтобы спокойно протянуть ему бокал; как нас хватает на то чтобы выпить вино и поставить бокалы на тумбочку, не разбив их. Со стуком второго бокала, я не выдерживаю и набрасываюсь на гибкое тело с поцелуями: из него тоже мог бы выйти неплохой клоун. Усмехаюсь своим мыслям: кажется, сегодня мы дойдем до конца и шаловливые руки Ичиго на ремне моих джинс только подтверждают это…
***
Открываю глаза, выпадая из сна. На будильнике стоит 4:00 утра. Перевожу взгляд и смотрю на Хичиго, спящего около меня на полу. Тьфу, блин, приснится же кошмар о мимах-клоунах-убийцах в роли Хича. Недовольно трясу головой, укладываюсь обратно на подушку, крепко засыпая. Я уже не узнаю, что Хичиго тут же проснется и тихо захихикает.
- Приятных снов, Короооль, - хихикая, он обнимет меня за талию, устраиваясь рядом, - Только со мной, - коснется бледными губами виска и собственническим жестом облапит за задницу.
А утром я проснусь и долго буду орать на него, краснея, но радуясь тому, что Пустые, Готей-13 и Хуэко никуда не исчезли, что Хич по-прежнему со мной, а за окном обычный город и нет никаких кицуне с именем Гин. Но это будет утром, а сейчас я сплю, досматривая самый восхитительный эротический кошмар за всю свою жизнь.

URL записи

@темы: Ичиго, ИчиХичи, Зангецу, Тенса, Хичиго

URL
   

То что мне нравится

главная